732c14dc

Богданов Евгений Федорович - Берег Розовой Чайки (Поморы - 2)



БОГДАНОВ Е.Ф.
БЕРЕГ РОЗОВОЙ ЧАЙКИ
(из трилогии "ПОМОРЫ")
книга вторая
ГЛАВА ПЕРВАЯ
1
Холодное февральское солнце до рези слепило глаза. В небе - пустынная
неуютная синева. Если бы не лютый холод да не льды, глядя на него, можно
было подумать: лето, исход дня перед закатом, когда усталое солнце,
плавясь от собственного усердия, клонится к горизонту.
Родион в цейсовский морской бинокль всматривался во льды. Тяжелый
вахтенный тулуп оттягивал плечи, обындевевшая овчина воротника терла шею,
космы шерсти с намерзшими от дыхания льдинками лезли в рот. Родион
оглаживал их, надевал рукавицу и снова подносил к глазам бинокль. Кругом -
белая безмолвная равнина. Кое-где на ней вспучивались торосы. У горизонта
они были затянуты белесоватой туманной пеленой, пронизанной розовым
светом. Темнели разводья, еле заметные из-за торосистых нагромождений.
Вахта длилась четыре часа. Отстояв ее, Родион выбирался из бочки,
спускался вниз, торопился в кубрик греться чаем.
Внизу на палубе матросы в ушанках и ватниках баграми обкалывали с бортов
намерзший лед. Корпус ледокольного парохода чуть вздрагивал от работы
двигателя. В чреве корабля, в машинном отделении, кочегарам было жарко у
огня - в одних тельняшках кидали широкими совковыми лопатами уголь в
топки. В котле клокотал, буйствовал пар, приводя в действие шатуны,
маховики, ось гребного винта. Лошадиные силы железной махины яростно
боролись со льдом. "Садко" то отступал задним ходом, то снова обрушивался
форштевнем на зеленоватые на изломе глыбы, обламывал, колол их многотонной
тяжестью. Снова пятился, снова наваливался на лед - и так без конца. Из
трубы выпыхивал черный с сединой дым. За кормой ярилась под винтом
холодная тяжелая вода. Вдоль бортов скользили отколотые льдины, оставались
позади, замирая и смерзаясь.
Лед впереди стал толстым. Даже "звездочкой" - ударами в кромку в разных
направлениях его одолеть не удалось. Штурман, высунувшись из рубки, поднял
кверху озабоченное лицо. Волосы из-под шапки волной на ухо:
- Бочешни-и-ик! Давай разводье!
Не сводя бинокля с чернеющей справа по курсу полыньи, Родион отозвался во
всю мочь. Пар от дыхания затуманил стекла бинокля:
- Справа по курсу-у-у! Румбов пять.
- Есть пять румбов справа по курсу! - донеслось снизу.
Ледокольный пароход попятился, нос соскользнул с края неподатливой льдины
и стал медленно поворачиваться вправо. Снова команда. Лед не выдержал,
раскололся, раздался. "Садко" рванулся к солнцу, горевшему впереди белым
факелом. Потом все повторилось сначала. Достигнув разводья, корабль
некоторое время шел свободно. Но вот на пути его опять встали льды. Родион
высмотрел полынью:
- Лево руля четыре румба!
Словно большое сильное существо, привычное к тяжелому труду, упрямо
продвигалось судно в поисках тюленьих залежек, без авиаразведки, без
радионаведения, с помощью одного только капитанского опыта да штурманской
интуиции. За эти три недели не раз зверобои спускались на лед артелью в
восемьдесят человек, с карабинами да зверобойными баграми. В трюмах
"Садко" на колотом льду уже немало уложено тюленьих шкур и ободранных
тушек. Еще один удачный выход на лежбище, и пароход пойдет обратным курсом.
Команда на судне постоянная, северофлотовская. Зверобои - колхозные
промысловики из Унды. Старшим у них Анисим Родионов, а помощником у него и
бочешником - Родион Мальгин. Трижды в сутки взбирался он по жестким
обледенелым вантам на мачту и привычно занимал свой наблюдательный пост в
пышущей морозом бочке.
Р



Назад