732c14dc

Богданов Николай - Партия Свободных Ребят



Николай Владимирович Богданов
ПАРТИЯ СВОБОДНЫХ РЕБЯТ
(ПИОНЕРСКИЕ ПОВЕСТИ)
ВЫСТРЕЛ В НОЧНОМ
Однажды на свет костра, зажженного на берегу реки метелкинскими
ребятами, приехавшими в ночное, вышел неизвестный человек в солдатской
шинели внакидку, с тощим вещевым мешком за плечами. Он слегка прихрамывал,
опираясь на тросточку, вырезанную из прибрежного тальника. Стоптанные
сапоги были в пыли - по-видимому, шел издалека.
Но ни одна собака не брехнула на незнакомца, словно это был и не чужой
человек.
Он полюбовался на тени ребят, отражавшиеся в реке, послушал, как вкусно
хрустит сочная трава под зубами лошадей, пригляделся к деду-табунщику,
восседавшему среди ребят. Огромная белая борода его казалась розовой при
огне. Заломив шапку, дед с упоением рассказывал старую-престарую побаску
про солдата-ловкача и обманутых купчих:
- Идет-бредет солдат, призадумался. Денег нет, табак весь, а есть
хотца. Видит, под мостом ворона дохлая.
Взял ее на всякий случай, ощипал. Синяя, тощая, а бросать жалко...
трофей! Вошел в город, подошел к богатым домам и давай под окошком
выпевать: "А вот пава заморская, синяя, как слива угорская! Кто паву с
приправой не едал, тот заграничного вкуса не видал. Отменно райская птица,
цена не подступиться!" Заслышав такое, купчихи окошки открывают и друг
перед дружкой цену набивают, зазывают солдата: "Зайди-ка, зайди, служивый".
Послушал путник, покачал головой и усмехнулся:
во все времена хитрые старики табунщики, чтобы самим не заснуть да
ребят потешить, рассказывали в ночном такие сказки-побаски. Две революции
прошли, гражданская война недавно отгремела, и мальчишка вон в буденовке
сидит, а дед рассказывает по-прежнему эту чепуху.
Не успел солдат это подумать, как в ночи раздался разбойничий посвист,
топот коней, щелканье кнутов, и сидевшие у костра мальчишки вскочили с
криком "Алдохины!" и бросились к своим лошадям. Только один, в буденовке,
замешкался у костра. Он тоже порывался бежать, но наступал босыми ногами
на полы длинной свиты, волочившейся по земле, и топтался на месте.
И тут его настигли всадники. Это были тоже мальчишки, на неоседланных
конях. Они стали крутиться вокруг паренька в длиннополой свите и доставать
его кнутами. Парекек отбивался уздечкой, закрывая глаза рукавом.
- Не уйдешь, Мама-каши-попробуй-нашей! - кричали всадники, наседая на
него.
- Вы что, конями давить? - всхлипнул вдруг паренек и, выхватив из
костра головню, стал тыкать в морды лошадей. Кони шарахались в стороны.
Одна лошадь поднялась на дыбы, и всадник скатился с нее, как с горы.
Мама-каши насел на него сверху и стал колотить головешкой.
На помощь свалившемуся подскочили сразу двое и ударами кнутов сбили с
паренька буденовку. При скупом свете костра путник увидел, как на плечи
Мама-каши упали освобожденные из-под головного убора косы.
Один из всадников сразу воспользовался этим и, перегнувшись с коня,
ухватил девчонку за косы и потащил за конем, как какой-нибудь дикий
половец полонянку.
Тут незнакомец, несколько растерявшийся при виде внезапной мальчишеской
драки, выхватил из кармана наган, крикнул страшным голосом: "Кончай
базар!" - и выпалил в воздух.
И крик и выстрел ошеломили дерущихся, как гром среди ясного неба.
Всадники повернули прочь и скрылись так же внезапно, как появились. А
хозяева костра стали собираться к огню, кто на коне, кто пеши, кто утирая
нос, кто прихрамывая.
- Это что ж такое? - сказал солдат, убирая в карман револьвер. - Это
что же у вас делается на пятом году



Назад