732c14dc

Богданов Николай - Пропавший Лагерь



Николай Владимирович Богданов
ПРОПАВШИЙ ЛАГЕРЬ
ТЕТРАДЬ ПЕРВАЯ
Слезай, приехали. - Местечко - лучше не придумаешь. - Разбивка лагеря и
носов. - Рубинчик и Боб чересчур туго натягивают палатку. - Таинственные
зарева и воинственные сны
Все началось необыкновенно. Плыл вниз по реке белым лебедем
пассажирский пароход, вдруг ткнулся носом в берег, где не было никакой
пристани, и посыпались с него ребята в красных галстуках. Шум, гам, крик,
спешная выгрузка имущества, можно подумать, будто пароход тонет. Нет, это
проявлялась резвость ребят, засидевшихся на палубе... Через пять минут
прощальный гудок парохода сливается с трелями горна, играющего сбор.
- Вначале разобьем палатки, потом купаться! - кричит, приставив рупором
ладони, вожатый.
Отряд штурмует обрыв, и тридцать три пары глаз с высокого берега
оглядывают окрестность. Ну и местечко! Позади дремучий лес, впереди
прохладная река, на том берегу - цветущие луга, а под ногами бархатным
ковром зеленая лужайка. И две обнявшиеся березы над обрывом.
Нарочно такой красоты не придумаешь.
- Ура! - от избытка чувств ребята запрыгали.
Не остыв от веселья, тут же принялись разбивать палатки.
И разгорелась борьба за место.
Рубинчику понравилось место под самыми березами - во-первых, постоянная
тень, приятно у палатки посидеть, во-вторых, в любой момент заскакивай на
деревья и хочешь на сучках качайся, хочешь на окрестность любуйся.
Другим ребятам тоже понравилось именно это место, и они пытались
отвоевать его, но Рубинчик подобрал себе в звено таких здоровяков, включая
толстого Боба, что все попытки сбить их с позиции не имели успеха. От
неосторожного размахивания руками во время горячих прений были расквашены
носы у Рубинчика и Володи Маленького. Его хоть и звали Маленьким, но он
слыл большим забиякой. Володя задал такого реву, что девчонки
возрадовались:
- Ура, ура! Ребята между собой передрались!
Под водительством Симы Гвоздиковой девчонки устроились поодаль на сухом
пригорке и быстро создали уют.
Рубинчик и Боб, бегавшие вместе с Володей Маленьким к речке мыть
разбитые носы, позднее всех начали разбивать палатку. И чуть не весь отряд
собрался посмотреть на них, на их сноровку - ведь это звено было
рекордсменом на всех показательных сборах.
Рубинчик и Боб совершенно разнились и характерами и внешностью,
поэтому, наверно, и дружили: ведь недаром говорят - крайности сходятся.
Насколько Рубинчик был тощ и длинен, настолько Боб приземист и толст.
Насколько Боб был белотел и белобрыс, настолько Рубинчик черен и смугл.
Голову одного украшала шапка курчавых волос, в то время как другой был
стрижен под машинку.
Непоседа Рубинчик был горяч, задирист. Толстяк Боб невозмутимо спокоен
во всех случаях жизни и даже несколько ленив. В случае драки Рубинчик был
верток, как бес, а Боб бил редко, но крепко.
За разбивку палатки Рубинчик принялся с невероятной суетливостью. Он
носился вокруг, размахивая топориком, кричал, словно лез на абордаж
вражеского корабля, полотнища палатки путались у него под ногами, как
паруса подрубленной мачты.
Боб молчаливо, посапывая, вбивал где нужно колышки.
Остальные ребята их звена держали концы брезента.
- Тяни, Боб, тяни, чтоб звенела! Чтоб дождь горохом отскакивал! -
кричал Рубинчик.
Боб тянул, краснея от натуги.
- Еще, а ну еще! Понатужься, Боб!
Боб, которого дома звали Бориской, понатужился изо всех сил. Что-то
звонко треснуло, и все увидели, как он шлепнулся на землю, а вылетевший из
земли кол хлопнул его по лбу.
- Ну в



Назад