732c14dc

Богомолов Владимир - Первая Любовь



Владимир Богомолов
"Первая любовь"
Рассказ
Мы лежали, крепко прижавшись друг к другу, и земля не казалась нам
жесткой, холодной и сырой, какой была на самом деле.
Мы встречались уже полгода - с тех пор, как она прибыла в наш полк. Мне
было девятнадцать, а ей - восемнадцать лет.
Мы встречались тайком: командир роты и санитарка. И никто не знал о нашей
любви и о том, что нас уже трое...
- Я чувствую, это мальчик! - шепотом в десятый раз уверяла она. Ей страшно
хотелось мне угодить: - И весь в тебя!
- В крайнем случае согласен и на девочку. И пусть будет похожа на тебя! -
думая совсем о другом, прошептал я.
Метрах в пятистах впереди, в блиндажах и прямо в окопах, спали бойцы и
сержанты моей роты. Еще дальше, за линией боевого охранения, освещаемой
редкими вспышками немецких ракет, затаилась скрытая темнотой высота 162.
На рассвете моей роте предстояло совершить то, что неделю назад не смогла
сделать рота штрафников - захватить высоту. Об этом в батальоне пока знало
только пятеро офицеров, те, кого вечером вызвал в штабную землянку майор,
командир полка. Ознакомив нас с приказом, он повторил мне:
- ...Значит, помни: сыграют "катюши", зеленые ракеты, и ты пойдешь...
Соседи тоже поднимутся, но высоту будешь брать ты!
...Мы лежали, тесно прижавшись друг к другу, и, целуя ее, я не мог не
думать о предстоящем бое. Но еще более меня волновала ее судьба, и я
мучительно соображал: что же делать?
- ...Я должна теперь спать за двоих, - меж тем шептала она окающим певучим
говорком. - Знаешь, по ночам мне часто кажется, что наступит утро, и все это
кончится. И окопы, и кровь, и смерть... Третий год уже - ведь не может же она
продолжаться вечно?.. Представляешь: утро, всходит солнышко, а войны нет,
совсем нет.
- Я пойду сейчас к майору! - Высвободив руку из-под ее головы, я
решительно поднялся: - Я ему все расскажу, все! Пусть тебя отправят домой.
Сегодня же!
- Да ты что? - привстав, она поймала меня за рукав и с силой притянула к
себе. - Ложись!.. Ну какой же ты дурень!.. Да майор с тебя шкуру спустит!
И, подражая низкому, грубоватому голосу командира полка, натужным шепотом
медленно забасила:
- Сожительство с подчиненными не повышает боеспособность части, а
командиры теряют авторитет. Узнаю - выгоню любого! С такой характеристикой,
что и на порядочную гауптвахту не примут... Выиграйте войну и любите кого
хотите и сколько хотите. А сейчас - запрещаю!..
Голос у нее сорвался, а она, довольная, откинулась навзничь и смеялась
беззвучно, - чтобы нас не услышали.
Да, я знал, что мне не поздоровится. Майор был человеком самых строгих
правил, убежденным, что на войне женщинам не место, а любви - тем более.
- А я все равно к нему пойду!
- Тихо! - Она прижалась лицом к моей щеке и после небольшой паузы,
вздохнув, зашептала: - Я все сделаю сама! Я уже продумала. Отцом ребенка
будешь не ты!
- Не я?! - Меня бросило в жар. - То есть как не я?
- Ну какой же ты глупыш! - весело удивилась она. - Нет, не дай бог, чтобы
он был похож на тебя!.. Понимаешь, в документах и вообще отцом будешь ты. А
сейчас я скажу на другого!
Она была так по-детски простодушна и правдива, что подобная хитрость
поразила меня. - На кого же ты скажешь?
- На кого-нибудь из убывших. Ну, хотя бы на Байкова.
- Нет, убитых не трогай.
- Тогда... на Киндяева.
Старшина Киндяев, красивый беспутный малый, был выпивоха и вор,
отправленный недавно в штрафную.
Растроганный, я откинул полу шинели и рывком привлек ее к себе.
- Тихо! - Она испуганно у



Назад