732c14dc

Богословский Дмитрий - Зануда



Богословский Дмитрий
-- ЗАHУДА --
16 апреля 1994 года часов в десять утра я, Дмитрий, весьма
беззаботный студент-четверокурсник родимого МИЭМ, помахивая сумкой, вышел
из пропахшего кошками подъезда в светлый мир, наполненный весенним голубым
небом и талым снегом, вволю усыпанным вытаявшим мусором. До сессии было еще
далеко, да и уже не так страшна она была, как в начале учения,
профессиональная деятельность только-только начиналась и вследствие этого
еще не очень сильно загружала сознание. Отсюда голову больше занимала
всякая ерунда - набухшие почки деревьев и кое-где уже первые милиметры
листочков, вопящие коты и кошки, девчонки, сменившие шубы до пят на более
короткие кожаные куртки, ручьи, и т.п. Именно поэтому, наверное, я и
обратил тогда внимание на припаркованное в междудвором проезде у поворота
на Ялтинскую улицу такси. Hаверное, незанятый ничем таким мозг пустил часть
ресурсов на то, чтоб сообразить, что на снегу осталась колея, говорившая о
том, что трепаная "Волга" 24-ка заехала с улицы и потом развернулась в
обратную сторону, как будто водитель собирался сразу уезжать, и на то, что
стояла машина в метре от обочины, словно бы водитель позаботился о
пассажирах, чтоб они вылезли не в грязную кашу глубиной полтора десятка
сантиметров на бывшем газоне, а в более чистую кашу глубиной 5 сантметров
поверх асфальта. Hа пути к автобусной остановке я разглядывал эту машину и
так и сяк, думая о том, что странно как-то стоит она, и какая-то мелочь во
вроде бы обычной картине неловко припаркованной машины ее портит. Мои
размышления прервал сосед, пожилой дяденька по фамилии Грушевский, который
не без усилия волок за собой своего пуделька Джима. Джим дергался в
обратном направлении, а Грушевский показал мне кожаный футлярчик,
содержавший в себе складную лупу, и спросил меня, не знаю ли чья она, а то
на дороге вон нашел. Я не знал, и посоветовал забрать себе, а потом с
некоторой издевкой добавил, что если заедает совесть, то можно наклеить на
окрестные столбы объявления. Дойдя до остановки, я дождался автобуса и, уже
заходя в него, понял, что эта самая мелочь, о которой я написал выше,
состоит из двух частей, а именно - в упавшей от прилетевшей тучки тени я
увидел, что горела лампочка под потолком машины, а из-под крышки багажника
торчал какой-то ярко-синий лоскуток. Мелькнула мысль, что обычно эту
лампочку таксисты включают при рассчетах, и трудно потом не заметить, что
она горит. Hо тут же в автобусе на меня заверещала пыльная склочная
старуха, мол, я прижал ее к стойке, и вообще вся молодежь страшные сволочи
и сделали все, чтоб все пенсионеры не могли жить, а Гайдара и Ельцина надо
повесить, а такой же как я, толстый и злобный внук хочет ее отравить, чтоб
забрать себе пенсию и квартиру. Конечно, она отвлекла меня от текущих
мыслей, поскольку пришлось соображать, как это я и к чему это я прижал эту
гадскую старуху, явно основательно отравлявшую жизнь злобного толстого
внука и на данный момент и мою тоже, и до вечера я забыл о странном такси.
Вечером, побывав еще после института на работе, я возвращался уже в
густых сумерках, и шел уже с противоположной стороны, но снова напоролся
взглядом на это такси и на Грушевского, пытавшегося за ошейник оттащить от
машины Джима, который раз за разом напрыгивал на багажник передними лапами
и тоскливо подвывал. Лампочка в машине светилась еле-еле, как свеча, и мне
стало как-то неуютно. Вспомнился почему-то пассаж из книги Корецкого, где
главные герои, вын



Назад