732c14dc

Богословский Никита - Эйнштейн В Опасности



Никита БОГОСЛОВСКИЙ
Эйнштейн в опасности
Майкл О'Хара остановился на последней ступеньке и бросил прощальный
взгляд, полный затаенной тоски, на стоящую рядом с трапом маленькую кучку
родных, друзей и соратников, провожающих ею в долгий и далекий путь. Вдали, у
ограды взлетной площадки космодрома, толпились репортеры, фотографы,
киношники, телевизионщики, руководители полета, сенаторы и просто любопытные.
Это были последние минуты перед расставанием. Расставанием навечно. Ведь после
того, как в 2090 году была изобретена межгалактическая ракета со скоростью, в
8,46 раза превышающей световую, Майкл, проведя в ракете полчаса космического
времени, вернется обратно из полета к туманности Амфибрахия через 72 года по
земному летосчислению. И никого, никого из своих близких, родных и соратников
он уже не застанет в живых. Любимой жене Джейн сейчас тридцать - она на шесть
лет старше его. Перри и Джерри, товарищам по профессии, - за сорок. А Главному
Руководителю полета, полковнику Антони Пирсу, на днях стукнуло ровно
пятьдесят. А он, Майкл, полный здоровья и сил в свои 24 года, вернется через
считанные минуты на родную землю и встретит незнакомую жизнь, чужих людей,
ушедшую вперед цивилизацию... Но стремление к познанию и освоению далеких
неведомых миров, романтический полет мечты, пренебрежение к опасностям властно
позвали его за собой...
Еще раз глубоко вздохнув, Майкл вошел в ракету. Входной люк автоматически
задраился, загерметизировался и отрезал Майкла от всего, что было ему близко и
дорого, от всего земного, до слез родного. Космодромный автобус быстро откатил
провожающих на безопасную дистанцию. Четыре... Три... Два... Один... Пуск! - и
межгалактическая ракета "ТУЗИК-4", окруженная столбами ослепительного пламени,
стремительно разгоняясь, взмыла в голубое небо...
Через пятнадцать минут после старта, когда в стеклянном шарообразном баре
космодрома верные друзья Майкла Перри и Джерри, осушив по бокалу
"Баллантейна", безуспешно пытались утешить горько рыдающую Джейн, вдруг
раздался оглушительный вой, свист, грохот - и, стремительно гася скорость,
ослепляя раскаленной добела танталовой обшивкой, на посадочную площадку
опустилась ракета "ТУЗИК-4". Все на мгновение застыли, не веря своим глазам, а
потом опрометью бросились на поле к неподвижно стоящей, слегка накренившейся
ракете.
Когда тантал слегка поостыл, друзья Майкла лихорадочно отдраили люк и
бросились внутрь. Прошло несколько минут мучительного ожидания, и из открытого
люка появился седой как лунь, иссохший, с пергаментно желтым морщинистым лицом
древний старец. И, поддерживаемый под руки Перри и Джерри, еле передвигая
заплетающимися подагрическими ногами, медленно спустился по трапу,
бессмысленно озираясь по сторонам выцветшими, слезящимися глазками, 24-летний
герой-космолетчик Майкл О'Хара.
- Лейтенант Донован!
- Есть, сэр!
- Немедленно ко мне полковника Пирса.
- Есть, сэр!
Генерал Джозеф Флинт в волнении мерил большими шагами ворсистый ковер
своего кабинета. "Черт знает что, - думалось ему. - Скандал на весь мир! А что
же я объясню там, наверху?"
Мрачные мысли генерала прервались появлением полковника Пирса.
- В чем дело, Антони, черт побери? Как это все могло произойти?! - в
бешенстве заорал генерал.
- Разрешите доложить, сэр!
- Ну?
- Дело в том, что наш Главный Запускатель, Боб Кингслей, накануне пуска
пьянствовал с девочками всю ночь напролет в кабаре "Спи, Долли", а утром, еще
не протрезвившись, перепутал кнопки запуска и зас



Назад