732c14dc

Богословский Никита - Веселящий Газ



Никита БОГОСЛОВСКИЙ
Веселящий газ
Резкий телефонный звонок разбудил драматурга-комедиографа Романа
Плутовского, сладко уснувшего в кресле перед телевизором, как всегда, в начале
информации научного сотрудника гидрометцентра. Сняв трубку, он услышал
взволнованный голос своего старого школьного "сопартника" Лешки Нелюдимова,
известного в юные годы организацией бесчисленного количества сложных
химических опытов, кончавшихся обычно либо небольшими взрывами, либо сильными
кислотными ожогами экспериментатора. Теперь это был известный химик, доктор
наук.
- Слушай, старик! Дело необычайной важности! Можно я к тебе сейчас приеду?
- Ну что ж, давай, - охотно согласился драматург, машинально следя за
магическими телодвижениями погодного пророка.
Через полчаса в квартиру вихрем ворвался Нелюдимов со странной формы
небольшим баллончиком в руках.
- Поздравь меня, старик! - восторженно воскликнул химик. - Только что
завершил великую работу. Изобретение века. Сейчас я его тебе продемонстрирую.
- А оно не взорвется? - опасливо спросил хозяин, памятуя о детских опытах
друга. - Пол не прожжет?
- Гарантирую полную безопасность! Ведь, как ты понимаешь, две молекулы
трехвалентного мастурция с шестью атомами кралопильного абсурдия, будучи
взвешены в спиртовом растворе обычной берестяной глафиры, никак не могут при
комнатной температуре...
- Ладно, ладно, верю тебе, ты же знаменитый ученый, - перебил его
комедиограф, не выносивший непонятной научной терминологии. - А в чем
изобретение-то твое заключается?
Нелюдимов стал в позу, подбоченился и чеканным голосом диктора Кириллова
торжественно произнес:
- Я создал Веселящий Газ!
- Эка невидаль, - заметил Плутовской. - Изобрел велосипед! Да мне недавно
под этим веселящим два коренных верхних...
- Да нет, это совсем не то, - нетерпеливо возразил изобретатель. - То
простая закись азота. А мой газ создан специально для того, чтобы рассмешить
мрачных, хмурых людей. Вот ты, как я замечаю, сейчас особенно не расположен к
веселью, шуткам и смеху?
- Да, пожалуй, что и так.
- Сядь в кресло! - приказал Нелюдимов.
Плутовской покорно повиновался, опасливо поглядывая на друга. Нелюдимов,
прижав левой рукой баллон к животу, приблизился к хозяину и нажал какую-то
кнопочку. Раздалось еле слышное шипение.
Секунд через двадцать в комнате послышалось поначалу робкое хихиканье.
Затем, набирая силу, зазвучал беспрерывный смех, чередуя все оттенки - от
шаляпинского "ха-ха" из "Блохи" до заливистых колоратур хмельной Периколы. Все
это закончилось мгновенно на высшей точке громового хохота. Очевидно, порция
газа иссякла.
- Вот это да, - с трудом отдышавшись и утирая слезы, сказал хозяин. - Вот
это изобрел! А где и как это можно использовать?
Нелюдимов несколько помрачнел.
- Понимаешь, старик, - озабоченно сказал он, - я к тебе первому потому и
пришел, Помоги мне найти практическую пользу от моего детища!
Комедиограф задумался. И вдруг его осенила гениальная мысль.
- Слушай, Лешка, - сказал он, - а как регулируется этот твой газ? Можно ли
его действие ограничить во времени и задавать для его распространения точную
площадь и высоту?
- А как же! - с гордостью ответил Нелюдимов.
- Тогда вот что, - воодушевившись, продолжал хозяин. - Завтра премьере"
моей новой комедии "Спагетти в макаронах". Что-то, по-моему, не ахти как
смешно в театре получается. А гостей пригласили полно - прессу, влиятельных
деятелей литературы и искусства. Но вот меня самого, увы, не будет. Завтра в
шесть вечера



Назад