732c14dc

Бокова Татьяна - Я Влюбилась В Четверг Прынцы Без Сердца



Я ВЛЮБИЛАСЬ В ЧЕТВЕРГ: ПРЫНЦЫ БЕЗ СЕРДЦА...
Татьяна БОКОВА
Анонс
Что делать, если твой муж - прЫнц без сердца, а в «золотой клетке» есть все, кроме счастья?..
Она не побоялась начать сначала, хотя жизнь приготовила ей немало сюрпризов на тернистом пути.
Безумная любовь к французу, вспыхнувшая внезапно... Хорошо ли, что взаимное чувство так похоже на сказку?
Три загадочных конверта, раскрывающих секреты чужой судьбы... А надо ли искать правду?
Череда внезапных смертей... Тень опасности за спиной...
Несмотря ни на что, она осталась собой и даже сумела вывести собственную формулу счастья - «Закон семи нот».
...Россыпь слов. Поступок. Мысль. Чувств безбрежное раздолье...

В жизни все имеет смысл, если создано с любовью...
Посвящается моим самым дорогим и любимым людям на свете: лучшим во всей Вселенной родителям Светлане и Виктору и обожаемому сыну Саше.
Спасибо уважаемым издателям, которые поверили в меня, и всем читателям, остановившим свое внимание на этой книге.
...Жизнь - только такая, какой ты ее видишь.
В ней есть все и для каждого.
А если тебе чего-то недостает - ищи!
Оно есть. Рядом. Самое-самое.
Только твое. И обязательно найдется.
Помни об этом.
Всегда.
Тайна голубого конверта
Хлоп... По ногам больно ударила тяжелая пластиковая дверь. Поспешно вытолкнув меня из теплого чрева московского метро, она уже разевала пасть перед следующей жертвой.
«Некогда. Некогда. Шевелитесь, поторапливайтесь, проходите...» - слышалось в ее противном скрипе.
На секунду замешкавшись, я потерла ушибленное место.
Бум... Глухой удар в спину, и моя модная дамская сумка, тяжелая до невозможности, слетела с плеча.
Бамс... Тремя килограммами апельсинов по коленке.
Нет. Лучше уж не останавливаться. Быстрее на выход, не разгоняясь и не отставая, вместе с дружной толпой безликих пассажиров общественного транспорта.
Уф!.. В ноздри ударил свежий воздух. ...Две-три секунды на застегивание всяческих пуговиц, укутывание носа в воротник... До уличного простора остался один поворот, несколько секунд времени и всего одно, теперь уже последнее, усилие - девять скользких ступенек наверх.
О нет! Навстречу мне из сырых сумерек последних дней октября приближались липкие снежинки. «Боже, за что?..» мое нутро, и рука обреченно потянулась в карман. Иди сюда, мягонькая и тепленькая, греющая ушки и оттеняющая щечки.

Пробил твой час, ненавистное изобретение человечества! Злостный враг всех женщин под миленьким названием «ша-поч-ка»!
Разрушитель выстраданных поутру женских причесок - уложенных локонов, гладких прядок и завитых кудряшек.
Это ты превращаешь «волшебную фею» в «ободранную кошку» с приплюснутыми и торчащими в стороны ошметками волос не первой свежести!
И все же «кошкой» быть лучше, чем согласиться на снежный сугроб на макушке или примостить на ухоженной челке парочку о-ча-ро-вательных сосулек.
Уверенно нахлобучив шапочку цвета Барби, я шагнула на улицу.
Что дождь со снегом, что снеге дождем... Что в шапке, что без шапки... Все едино.

Лишь бы домой, скорее домой, любой ценой, не оглядываясь и не отвлекаясь, мимо продрогших лоточников и ярких витрин магазинов, мимо всей этой уличной жизни, по касательной...
«Смотри под ноги, - притормозила я себя, сосредоточиваясь на поиске редких островков льда в месиве луж. - В модных сапожках на шпильке ножку надо ставить наверняка! Как у сапера, нет у тебя права на ошибку. Ошибка - и хрямс каблучок.

Ошибка - и смерть башмачкам. Раз - шажок, два - шажок, умничка-девочка».
Но трудно все время смотреть по



Назад