732c14dc

Болотников Сергей - Цена Знаний



Сергей Болотников
Цена знаний
Рассказ-шутка
Липкие и тягучие капли слизи неторопливо стекали по пологим ступенькам.
Текли по крашенным деревянным половицам, вязкие и густые, словно сопли больного
гриппом.
Скрипели перья. Ровно как и шариковые и капиллярные. Слизь стекала по ручкам,
оставляла неряшливые пятна на клетчатой бумаге, впитывалась.
Тишину нарушало только слабое и сонное бормотание вдалеке. Самого говорившего
видно не было, вязкий туман, что скапливался в зале последние пол часа, дрожал,
колыхался и начисто скрывал собой отдаленные предметы.
За окном была тьма и мертвые осенние мухи. Сама осень уже успела закончится и
сбежать в неизвестные жаркие страны. А вот мух позабыла.
Хотя мухи то, сейчас никого не интересовали.
Пахло в зале неприятно - так может благоухать самец бразильского крокодила в
самый разгар брачного сезона, включая, пожалуй, и окружающее его болото. Сильный
мускусный запах.
-Общая куча... - пробивался сквозь зеленоватый туман бормочущий голос, и снова
исчезал куда то, вещая что-то ему одному ясное.
Сидящие сочились. Беда подкралась к ним незаметно, внезапно, и накрыла пишущих
своим зеленоватым, вонючим покрывалом. Мозг их замутился моментом, и через
пятнадцать минуть после наступления беды они уже не могли подняться и убежать, и
знали лишь, что им нужно дописать то, что вещает в далекий бубнящий голос.
И они писали - толпа странных рыхлых силуэтов, среди парящего марева, сидящие
бок о бок за дряхлыми деревянными партами. И упорно давили на выскальзывающие
ручки.
Иногда они разговаривали - когда становилось страшно молчать и сонные, хриплые
голоса прорезали тишину, мешаясь с бормотанием лектора:
-Это что там написано? - спрашивал один.
-Извините, не вижу без очков, - отвечал второй и смахивал с блестящих глаз
вонючую слизистую слезу салатного цвета.
Из окна смотрела ночь. Вроде бы всходила луна, но совершенно терялась в мерзко
пахнущих испарениях. А может, это была вовсе не луна, а просто еле виднелась
круглая лампа на потолке.
Хлюпало сильнее. Слизь стекала крохотными водопадами, колыхалась в такт голосу
лектора. Сидящие медленно растворялись, но по прежнему пытались записать
вещаемое.
Получалось плохо. Ручка выскальзывала из размягчившихся пальцев, липла к слизи
и пыталась писать зеленоватыми разводами.
Сидящие тихо ругались. Их голоса звучали квакающе, словно сгусток соплей попал
им в голосовые связки. Но это было не так. На самом деле их связки и были этим
сгустком соплей. И становились все жиже. Лектор бубнил. В зале царила жара и
черные тараканы легионами выбегали из щелей в полу, спасаясь от локальных
слизистых Ниагар.
-Послушайте, как вы держите ручку? Я боюсь у меня срослись пальцы...
-Нет проблем. Утопи ручку поглубже в культяпки и так задерживай
-Спасибо...
-Не боись друг, допишем.
-Допишем... - отозвалось эхом несколько голосов.
Ручки смачно чавкали по бумаге.
Черная кожаная куртка дорогущим "Титаником" влилась в слизевую Миссисипи и
потихоньку стекала вниз по ступеням.
-Ловите куртку! - шикнул кто-то, - она денег стоит.
С чмоканьем куртку поймали. С всплеском кинули обратно:
-В ней владелец, пусть плывет себе.
-Пусть...
-Отползите, мне же не видно!!
Шмяк - тяжелая туша с кривыми желеобразными обрубками вместо рук и ног, тяжело
рухнула в проход между партами и потихонечку заскользила вниз. На том, вросшем в
плечи выступе, где когда-то была голова вяло, перекатывались полтора сросшихся
задумчивых глаза, похожих на яичные желтки. Обрубки дергал



Назад