732c14dc

Болотников Сергей - Вещий Сон



Сергей Болотников
Вещий сон
...дождь хлещет в лобовое стекло, холодный липкий, стекает липкими потоками, в
которых, кажется липнут изношенные дворники.
е люблю, его, дождь. Особенно такой, бесконечный дождь в октябре. Он скрывает
все, прячет остатки летней листвы на деревьях. Осенний дождь - это саван
ушедшего лета.
Впереди убегает дорога, уходит под мотающийся передок автомобиля, и вновь
появляется позади, сквозь шлейф водяных брызг.
Я еду. Еду быстро, наверное даже слишком быстро, по шоссе. о я должен успеть.
Пусть даже сны и не всегда правдивы.
ебо затянуто сизыми тучами, тяжелыми и набухшими, готовыми исторгнуть дождевые
потоки стремительным ливнем. о это летом, а осенью у туч есть другой выход -
например выливать накопившуюся влагу день за днем, выдавливать по капельке,
ледяной моросью. Вот в такие дни и хочется ждать снега, первого снега, чтобы
серый и облезлый мир по сторонам шоссе осветился и заблистал.
Долго ждать, ноябрь на носу, и мутный дождь еще в ближайшие три недели.
Тоскливо. Руки крепко жмут баранку, неумело ей перебирают, скользят и потеют.
Руль ребристый, но все равно скользко.
Зачем я здесь оказался. Я ведь никогда не верил в вещие сны.
Там, за окном, где проносятся хмурые Подмосковные боры - холодно. о в машине
тепло, даже уютно, не смотря на клочья обивки. Свисающие и нервно болтающиеся.
Подрагивающие при толчках.
Я еду. И сам себе удивляюсь.
Позади, осталась вторая столица страны город Питер, а впереди Москва, куда
ведет эта трасса. Холодная, скользкая, и все же забитая автомобилями. Общей
протяженность около семисот километров.
Я нет хотел ехать, но видимо что то позвало меня, если не сказать потащило
силой. Я не верю в вещие сны и сейчас.
Дорога пролетает под колесами, трасса неровная, бугристая, двухполосная,
обозванная, однако красиво - междугородное шоссе. И ненормальным будет тот, кто
решится пронестись по ней с установленной скоростью - сто десять, в эту
дождливую пору.
Я несусь. Я еду сто пятнадцать, и из-за этого машину - старенькую девятку с
облезающим корпусом, неистово мотает из стороны в сторону. Я не чувствую машины
- я едва научился нормально водить и мой стаж составляет от силы пол года. И
руки цепляются за сколький руль робко и неуверенно.
И все же я проехал уже почти пятьсот километров. Ехал с самого утра, внутренне
содрогаясь, израсходовал уже полный бак. Заправился у бензовоза на обочине,
затормозя в последний момент(даже сейчас помню выражение того типа, что
заправлял мне бак), и вот уже в Московской области. И в лицо надвигаются
сумерки.
Ели, голые корявые березы. Ледяной ветер гуляет через шоссе, грозит скинуть
автомобиль с полотна. Шины у этой машины лысые, столетней давности. Почти не
цепляют дорогу, и не сколько толкают, сколько скользят.
о в машине тепло. Да, тепло, хотя печка вроде бы не работает, она вообще не
работает в этой машине.
Это не мой автомобиль.
Однако теплота остается. Она напоминает мне тепло одеяла, блаженное тепло
постели, сонное дремотное, укачивает, баюкает. Откуда ощущение уюта, когда я
вижу, как скользят холодные парящие струйки по внутренней поверхности стекол. По
идее в салоне должно быть холодно и промозгло, ан нет. И сидение по напряженной
спиной лучше всякого ложа.
Тепло так, как в ванне, как...
Вздрагиваю и встречаю в зеркале заднего вида свой настороженный взгляд. Глаза
серые, покрасневшие, с темными кругами, еще бы я ведь еду уже пятнадцать часов.
Без перерыва. Прядь волос, прилипла ко лбу. еужели я поте



Назад