732c14dc

Болотов Андрей Тимофеевич - В Кенигсберге



А.Т.БОЛОТОВ
В КЕНИГСБЕРГЕ
АНДРЕЙ БОЛОТОВ И ЕГО ВРЕМЯ
Еще сравнительно недавно имя Андрея Тимофеевича Болотова мало что говорило
даже преподавателям русской словесности. Лишь немногие специалисты,
увлекающиеся историей и литературой XVIII века, знали его как человека широких
энциклопедических познаний, которые он употреблял на благо российского
просвещения, как философа и писателя, оставившего в своих трудах не только
образцы неподражаемо яркого литературного стиля, но и глубокие, разносторонние
сведения о современной ему эпохе
Незаслуженное забвение кончилось несколько лет назад. На прилавках книжных
магазинов появились, чтобы сразу же стать библиографической редкостью, его
произведения, выпущенные в свет довольно солидными тиражами различными
издательствами
О Болотове заговорили. Болотова стали изучать, правда, пока на
академически-кабинетном уровне (написаны и защищены две кандидатские
диссертации), Болотов стал популярен. Популярность эта весьма широка. Помимо
философов, историков, этнографов, филологов, трудами Болотова заинтересовались
и специалисты сельского хозяйства, медики. Еще бы, ведь его "Избранные
сочинения по агрономии, плодоводству, лесоводству, ботанике" таят в себе массу
сведений, мало знакомых даже современной науке. А "Краткие и на опытности
основанные замечания об електрицизме и о способности електрических махин к
помоганию от разных болезней" содержат рецепты диагностирования и лечения
самых различных заболеваний - от насморка до психического расстройства.
Но к какой бы сфере деятельности ни принадлежали люди, Ищущие общения с
Болотовым, наибольший интерес вызывают его Записки, опубликованные впервые
известным историком и издателем М. И. Семевским под названием "Жизнь и
приключения Андрея Болотова, описанные самим им для своих потомков" в
приложении к журналу "Русская старина"
Чем привлекательно это жизнеописание? XVIII век в истории нашего
государства занимает особое место он был насыщен многими противоречивыми,
смутными политическими событиями, ознаменован правлением царей и цариц, чьи
личностные, государственные качества и воззрения коренным образом отличались
друг от друга, чьи действия вызывали самый различный резонанс и внутри страны
и в Европе. Взлеты процветания, рост авторитета России сменялись мрачным
застоем, безвременьем; акты государственной мудрости - интригами, жестоким
сведением счетов; утомительный, ненадежный мир - кровавыми затяжными войнами,
из которых Россия, если и выходила победительницей, то бесславной,
утверждающей за собой нелестную репутацию жандарма и палача Европы.
Вместе с тем XVIII век стал веком просвещения, пропаганды прогрессивных
идей, высокого взлета русской культурной мысли Контакты с просвещенной
Европой, даже контакты военные, вопреки самодержавию, пестуемому им
обскурантизму невежества, побуждали самобытные русские умы к поиску критериев
и идеалов справедливости, социального добра, процветания, гуманизма.
А. Т. Болотов - дитя своего века. Он принадлежал ему, знал его и любил. У
нас таких знаний, к сожалению, нет. Но есть любовь, есть потребность
разобраться в сравнительно недавнем историческом прошлом нашей Родины. Поэтому
мы и потянулись к вновь открытому для нас Андрею Болотову
Мы предлагаем нашим читателям далеко не все записки из его жизнеописания,
а только избранные "письма", которые касаются пребывания автора в Восточной
Пруссии, особенно в Кенигсберге во время Семилетней войны. Наш выбор
обусловлен издательским замыслом



Назад