732c14dc

Божидарова Нина - Бал Нищих



Нина Божидарова
Бал Нищих
Он не был по настоящему беден, но хотел им быть. Хотелось быть кем-то.
Или хотя бы чем-то. Чем-то определенным. Он мечтал о стабильности.
Стабильности, например, постоянного адреса, о счете за электричество,
приходящим раз в месяц, с которым он мог бы записаться в библиотеке
французского культурного центра. Там у них так принято - счет создает
человека. Без счета можно пойти только в бассейн. На самом деле это тоже не
мало. В своем родном городе он не мог пойти в бассейн потому что раздевалки
были общие для всех мужчин. А он стыдился. Стыдился своего белья. И своего
тела. Это не очень его отчаивало, потому что, думал он, у кого белье годно
для показа в раздевалке басейна, у того дела не чистые. Либо изменяет жене.
У него жены не было, а если бы она была, он никогда бы не изменял ей. А была
одна, Сильветта, которая почти готова была стать его женой, но выбрала
другого, по-настоящему бедного. Потому что тот не имел машину, а в машине
радио. Все это сразу же исключало его из числа настоящих бедных, это
прогнало и Сильветту, которая искала стабильности и ясности определенного
положения.
Вот и сейчас еиу так хотелось пойти на праздничный бал бедных на
террасе Дома Культуры. Там должна была быть еда и вино, и даже подарки от
Церкви. Скромные, конечно - мыло, дезинфекционные средства и другие предметы
первой необходимости.
А так же два министра, журналисты, телевидение и красавицы. Обо всем об
этом он хранил определенное предствление еще с того времени, когда у него
был телевизор. Только с красавицами была проблема, так как телевизор был
чернобелым, а красавицы хорошо видны только на цветном.
И вот он уже входит в Дом Культуры через обозначенный северо-восточный
вход и один молодой человек его остановил. Такой чистенький, светленький,
будто-бы только что поел рис с улитками, запил пивом, и сейчас скроет рукой
отрыжку, а потом погладит акуратный животик. Рубашка светилась свежестью от
чего даже хотелось прищурить глаза. Только воротничок стоял слегка криво и
очень хотелось его поправить, но было страшно.
- Где ты живешь? - спросил молодой человек.
- В машине. - признал он.
Молодой человек поморщился.
- Убирайся отсюда, пока не поздно. Машина есть, а еще бедным
притворяется! Витя, Витя, иди сюда. Глянь ка на этого бедного! - мощно
позвал молодой человек.
Он не стал дожидаться, когда появиться Витя, кто его знает...
И сейчас он сидит в машине, а там, на террасе Дома Культуры, бедные
веселились. Была программа, артисты, певицы. И Сильветта тоже была там. И
там был праздник. Настоящий праздник для людей с определенным положением. Он
сел поудобнее в сидении и закутался в одеяло. Это было прелестное одеяло из
настоящей шерсти, и он подумал, что он должен все-таки быть благодарен.
Своей маме, которая завещала ему его перед смертью. Тому незнакомцу, который
продал ему машину за пол-цены. Сильветте, что не вышла за него замуж.
Молодому человеку, что не пустил его на бал бедных. Потому что он на самом
деле не был бедным. Он просто не был достаточно счастлив, а это совсем не
одно и тоже. И он почувствовал себя довольным и счастливым. И согретый
теплым одеялом, он заснул в этот праздничный вечер.




Назад