732c14dc

Больных Александр - Браконьеры



sf_fantasy Александр Больных Браконьеры ru ru Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2005-02-23 96CF5CB7-D021-47F9-90F2-242BB19FD5F4 1.0 Александр Больных
Браконьеры
Петр Кузьмич втянул голову в плечи и испуганно оглянулся: хруст сухой ветки под ногой отдался в ушах залпом целой роты. Показалось, что вот сейчас из-за дерева появится егерь Федоров и скажет: «Ну, здравствуй, дорогой!».

С Федоровым Петру Кузьмичу встречаться совершенно не хотелось. До открытия сезона оставалась еще неделя, а в рюкзаке уже кое-что лежало… Но Федоров не появился, Петр Кузьмич перевел дух, вытер пот со лба и, поправив ружье, висевшее на плече, двинулся дальше.
И снова замер. Прямо перед ним, в пяти-шести метрах, сидела лиса. Он зажмурился и помотал головой, но, когда снова открыл глаза, лиса не исчезла.

Более того, она зевнула, потянулась и легла, не обращая внимания на оторопевшего охотника.
«Глухая, что ли? — пронеслось у него в голове. — Или вообще того… чокнутая?»
Перед Петром Кузьмичом предстало видение шикарного лисьего воротника, но тут же сменилось другим: он приносит домой живую лису… Зачем ему живая лиса, представлялось крайне смутно. Но если она сама лезет в руки?! И он начал крадучись подбираться к лисе.
Три метра, два… Петр Кузьмич прыгнул. В последний момент лиса увернулась, и он ухватил только горсть прелых листьев. А лиса, отбежав метров на десять, села снова и принялась с отсутствующим видом чесать за ухом. Петр Кузьмич снова кинулся на лису.

Та вильнула хвостом и нырнула в густые заросли орешника. Раззадоренный, забыв всякую осторожность, он ринулся за ней. Когда, исцарапанный и встрепанный, продрался сквозь кусты, лиса была уже далеко впереди.
Тогда он поднял ружье, прогремели два выстрела. Лиса обернулась и оскорбительно, как показалось Петру Кузьмичу, затявкала.
— Ах, так! — взревел он…
Над лесом разносилась канонада, кислый залах пороховой гари забивал ароматы осени, Петр Кузьмич остервенело перезаряжал ружье, но лиса раз за разом уходила с прицела. Наконец ему повезло, один заряд попал лисе в бок.

Взвизгнув, она перевернулась и свалилась в какой-то овраг. Петр Кузьмич с радостным криком отбросил ружье и прыгнул за нею. И тут почувствовал, что какая-то сила тянет его вверх. Деревья, овраг, лиса — все закружилось перед глазами…
Очнувшись, Петр Кузьмич попытался сообразить: где он? Пропал лес, пропал овраг… Он лежал на полу в незнакомой пустой комнате. За одной ее стеной, совершенно прозрачной, виднелся коридор, концы которого пропадали во мраке.

Стена была из пластика. Не особо удивившись — мало ли что изобретут! — Петр Кузьмич начал искать выход. Но дверей не было.
Озадаченный, он попробовал позвать кого-нибудь, однако ни на вежливые просьбы, ни на более энергичные выражения никто не откликнулся. Петр Кузьмич постучал в стену кулаком, попробовал разбить ее каблуком сапога. Безрезультатно.

Он достал нож и снова попробовал стену на прочность. Нож с трудом вошел на сантиметр-другой, а когда Петр Кузьмич вырвал его из стены, в лицо ударила струя бесцветного газа…
Снова придя в себя, Петр Кузьмич обнаружил, что комната залита ярким светом, а в коридоре перед прозрачной стеной кто-то стоит. Петр Кузьмин пригляделся и тихо застонал. Перед ним был среднего роста розовый осьминог.

Четырьмя глазами он внимательно смотрел на охотника, машинально покачивая чучело лисы, из простреленного бока которой торчали какие-то провода.
«Проклятый Ванька, чего же он намешал в свою брагу, что я до такого ужаса дошел?» — подумал Петр Кузьмич. И вдруг услышал:
— Крайне



Назад