732c14dc

Больных Александр - Жил-Был Вор



Александр БОЛЬНЫХ
ЖИЛ-БЫЛ ВОР
Рамрод истово потянулся, хрустя всеми косточками. Приятно после
тяжелой тренировки посидеть в мягком кресле, смотреть, как мучаются
другие. Он чуть усмехнулся, глядя на вздувшиеся бугры мышц. В зале витал
тяжелый запах густого пота, растертой в порошок магнезии, разогревшихся
ламп. И еще эта какофония запахов была сильно полита сизым табачным дымом.
Надсадно ухнув, спортсмен воздел над головой маслянисто
поблескивающие диски и хрипло зарычал, пытаясь удержать непомерный груз.
Штанга качнула его вправо, потом влево... Казавшиеся стальными руки мелко
задрожали, и штанга с грохотом и звоном рухнула на помост, взбив белесое
облачко. Атлет расстроенно махнул рукой и, понурившись, побрел за кулисы.
Рамрод снова улыбнулся.
Соревнования штангистов неизменно приводили его в восторг. Весело
было смотреть, как они мучаются над железом, которое Рамрод мог поднять
легким усилием мысли. Конечно, это умение пришло к нему не сразу, позади
остались долгие месяцы тренировок в атлетическом зале эспер-отдела Лиги.
Но кто помнит о неприятном? Ведь сейчас-то!.. Ему доставило невыразимое
удовольствие, не шевельнув пальцем, передвигать центнеры металла. Это
строжайше запрещалось, члены Лиги не должны обнаруживать себя, однако, как
устоять перед соблазном?
Снова штанга взлетела в воздух, и Рамрод чуть-чуть, совсем немного
помог спортсмену. Без Херринга это было трудновато, но ведь нельзя целиком
зависеть от приятеля... Сначала штангист ничего не понял, лишь удивился
легкости, с которой поддался огромный вес. Потом на его лице проступило
смятение, медленно сменившееся ужасом, когда он понял, что уже не держит
штангу, а сам болтается в нескольких сантиметрах над помостом, вися на
ней. С громким стоном штангист разжал пальцы и мешком сел на помост - ноги
не держали его. И тут же следом полетела штанга. Рамрод едва успел
оттолкнуть ее, чтобы она не рухнула на голову жертве его немудрящей
шуточки. Штанга, бренча и подпрыгивая, быстро покатилась в сторону
судейского столика. Пораженные судьи сначала неподвижно таращились на
ожившую штангу, а потом прытко бросились кто куда, роняя стулья. В зале
вспыхнуло небольшое оживление, скучно начавшиеся соревнования приобретали
интересный характер.
Рамрод еле сдерживался, чтобы не расхохотаться во все горло. Но тут у
него внезапно закололо в висках, и холодная игла пронзила мозг. Он
болезненно поморщился. Вызов был совсем некстати.
- Развлекаешься? - брюзгливо спросил Бьюш.
- Имею полное право, - огрызнулся Рамрод. - У меня законный отпуск
сроком на неделю.
- Никаких! - отрезал Бьюш. - Я отзываю тебя.
- Не имеете права.
- Имею! Директор я или нет?
- Директор, - вздохнув, согласился Рамрод.
- А значит, что хочу, то и делаю.
- Ладно, - не стал больше упираться Рамрод, довольный, что ему не
помянули дерзкую выходку. - Иду. Что стряслось-то?
- Расскажу, когда явишься.
Рамрод вылез из флиттера, огляделся и не спеша, вперевалочку, как и
полагается Очень Важной Персоне, подошел к высокому гранитному крыльцу, на
котором стояли, позевывая, два патрульных. Снисходительно он помахал
пальцем стражам порядка. Те немного подтянулись, оправили отглаженную
синюю форму, расшитую галунами, увешанную аксельбантами и всяческими
побрякушками, но с места пока не сдвинулись.
Отдуваясь, Рамрод поднялся на крыльцо и немного в нос процедил:
- Передайте инспектору Хильдебранд-Левенштейну, что его хочет видеть
военный атташе Кламеркарра Ий обер-штабс-капитан Талектамско



Назад