732c14dc

Большаков Валерий - Другие Правила



Валерий БОЛЬШАКОВ
ДРУГИЕ ПРАВИЛА
Утопия, наконец ставшая РЕАЛЬНОСТЬЮ!
Нанотехнологии и геномика НА САМОМ ДЕЛЕ изменили мир. Нет ни армий, ни войн, ни убийств, ни смертной казни... максимум — «промывка мозгов».
Рай?
АД!
Потому что в привилегированную касту «работающих» входит лишь КАЖДЫЙ ВОСЬМОЙ ЗЕМЛЯНИН.
Потому что в комфортабельных «гетто для неработающих» уже появился НОВЫЙ ЛИДЕР, зовущий себя ЛОКИ и готовящий кровавый мятеж.
И первый удар повстанцев, которые известны под именем «Пурпурная Лига», принимает проект «Марс» — программа колонизации и освоения Красной планеты...
Глава 1
СЕВАСТОПОЛЬ — АФРИКА — ТРАНЗИТ
— Все в стратолет!
Приказное эхо загуляло рикошетом по казарме, потом громкоговоритель бодро задудел горном. Тревога! Под потолком разгорелись квадраты светопанелей — красных, зеленых, голубых, оранжевых, — разноцветными кусками выхватывая обширный зал.

Оперативники, шлепая босыми ногами, убирали откидные верхние ложа, задвигали в стену нижние. И гадали: учебная тревога или боевая? Взаправдашний вылет или так, «в целях повышения боевого мастерства»?
Капитан Глеб Петрович Жилин скомандовал себе «подъем!», спрыгнул и мигом натянул мягкий комбинезон. Оглядел ребят.

Самые проворные уже обулись и бежали за оружием, развешанным на стенах, а кое-кто только комбез надел. «Будут тянуть до последнего, — подумал Глеб ворчливо. — Бегай потом за ними...» Ворчал он, впрочем, по привычке, боясь перехвалить. Нормативы всякие не для его «чудо-богатырей». Даром, что ли, жилинскую опергруппу признали лучшей в Патруле? Вон как мелькают— не угонишься... «Как учили!»
Жилин повключал магнитные застежки на сапогах, притопнул, проверяя, ладно ли, и выбежал из воинского модуля на широкий утоптанный двор. Посреди двора, присев на восемь полусогнутых опор, возжигал бортовые огни стратоплан Ил-1066 «Слейпнир» [Слейпнир — летучий восьминогий конь бога войны Одина (у русов — Водан). — Здесь и далее примеч. автора.], прозванный ласково Кабачком— был «ильюшин» пузатеньким, кругленьким, нехищным.
Шел пятый час утра. Серое небо за Инкерманскими высотами подернулось розовым. Севастополь еще спал, но сизые корабли на Северном рейде уже поквакивали сиренами и разносили над водой неразборчивые мегафонные команды.

Пахло чабрецом, полынью и водорослями. Сводным хором трещали цикады.
Жилин заскочил в туалетный блок, ополоснул лицо ледяной водой, пробудился окончательно и понесся к трапу. Оружия с собой он не брал — привык уже, что Сегундо сам обо всем позаботится.
Минуты не прошло, а все уже были на борту — сто двадцать молодцев, «большая сотня» по-старому, опергруппа в полном составе. Жилин топал на свое место, в который раз чувствуя себя учителем, входящим в класс.

Для школьника учитель — божество, всеведущее и всемогущее, и надо быть в ладу с детскими представлениями. Постоянно. Никогда не срываясь, не обманывая ожиданий.

А в Патрульной службе еще похлеще, чем в школе. Оперативники, десантники, летуны, мариманы — они ж не просто сослуживцы, не друзья даже — побратимы, как когда-то в достославные времена викингов и варягов. Массовые армии выветрили былой дружинный дух, теперь он снова в силе.

А и то сказать, нынче во всем Патруле бойцов столько наберется, сколько допрежь в хорошей дивизии числилось. Зато уж эти — самые отборные, любой опер прежней роты стоит. А Жилин — командир. Вождь.

Хевдинг. Первый среди равных. Самый-самый-самый. Трудно казаться богом...
Из грузового отсека вынырнул Сегундо — черный робот о двух коленчатых ногах, похожий на огро



Назад