732c14dc

Болучевский Владимир - Шерше Ля Фам



Владимир Болучевский
Шерше ля фам
1
Утро нового дня припасло для Петра Волкова некоторые неожиданности.
Начать с того, что проснулся он в собственной ванне, но укрытый шерстяным
одеялом. Из крана капало, и одеяло в ногах намокло. Само по себе это уже было
неприятно. Но еще более дискомфортной ситуацию делало то, что Петр напрочь не
мог сообразить - как так вышло?
С трудом приподнявшись на локте затекшей руки, он завернул поплотнее кран,
выбрался из ванны, сняв с вешалки, надел халат и пошлепал босиком в спальню.
Здесь его поджидал еще один сюрприз: в его постели, разметав по подушке
золотистые волосы и уютно посапывая, спала некая совершенно неизвестная особа
удивительно юного возраста.
"Аки херувимы..." - невольно промелькнуло в сознании Петра. Он машинально
взглянул на прикроватную тумбочку - будильник показывал пять минут десятого, -
поплотнее запахнул махровый халат и завязал пояс.
- Черт знает что... - пробурчал он и пошел на кухню.
Там он открыл дверцу холодильника, заглянул вовнутрь, вынул бутылку пива,
сорвал пробку о край стола и жадно прильнул к горлышку. Затем, вздрогнув вдруг
от нехорошего предчувствия, вышел в коридор, подошел к вешалке и стал,
передвигая плечики, осматривать висящую на них одежду.
- Еще не хватало... - негромко сказал себе под нос, прошел в гостиную,
откидывая подушки, осмотрел диван и кресла, а затем, встав на четвереньки,
оглядел пол.
- Вот ведь... - кряхтя поднялся на ноги. Направился в спальню. Там вновь
опустился на колени и заглянул под кровать.
Лежащая в постели барышня чуть приоткрыла карий глаз и взглянула на Петра.
- В грязном белье...- сонно пробормотала она, повернулась на другой бок,
свернулась калачиком и, похоже, опять заснула.
- Н-нда?.. - Петр скептически вздернул бровь и вышел из спальни.
В ванной комнате он откинул крышку корзины для грязного белья и, сдвинув в
сторону лежащие сверху вещи, извлек из-под них обмотанную ремнями плечевую
кобуру.
- Логично, - кивнул сам себе, размотал ремни, вынул "макара", взглянул на
обойму и, чуть оттянув затвор, заглянул в патронник. Понюхал ствол. Потом
засунул пистолет в кобуру, вновь обмотал ремнями и, бросив обратно в корзину,
захлопнул крышку.
Затем он допил пиво, критически взглянул на пустую бутылку - зачем-то
встряхнув ее, - вышел из ванной и вернулся в кухню. Там достал из холодильника
бутылку с остатками водки, выплеснул содержимое в стакан, взял стакан в руку и
устремил на него задумчивый взгляд.
Шумно выдохнул и, запрокинув голову, решительно выпил. Поставив стакан на
стол, закрыл глаза, постоял какое-то время, прислушиваясь к ощущениям
организма, а затем вышел в переднюю, подошел к вешалке, наклонился, аккуратно
расставил рядком обувь, надел тапочки, вынул из кармана висящей на плечиках
куртки зажигалку и пачку сигарет. Закурил.
"Так, - сделав глубокую затяжку, подумал про себя. - Теперь далее..."
Опять наклонился, подцепил пальцем за ремешок девичью туфельку,
распрямился и, приподняв ее до уровня глаз, долго и внимательно разглядывал с
разных сторон.
- Ладно, - сказал наконец. - Разберемся.
Поставил туфельку на место и пошел в спальню.
Юная особа проснулась и, подложив под спину подушку, сидела на постели,
придерживая рукой одеяло на груди.
- Привет,- широко улыбнулась она Волкову.
- Доброе утро.
- Угости сигареткой.
- А не рановато тебе будет?
- Ага...- Барышня подняла обе руки и поправила волосы, от чего одеяло
сползло и обнажило ее до пояса. - Как в постель меня тащить, так, знач



Назад