732c14dc

Бондарь Александр - Иван Царевич И Василиса Прекрасная



Александр Бондарь
Иван Царевич и Василиса Прекрасная
Новая сказка на старый лад.
В не-демократическом царстве, в правовом государстве жил да был
Иван-царевич. Самый обыкновенный Иван-царевич. Ничем среди прочих
Иванов-царевичей не выделялся. Василису Прекрасную любил - как и все
остальные Иваны-царевичи. А Василису ту Змей Горыныч унес. Он и не хотел-то
ее красть - не больно нужна была. Да только понимал Змей, что должен он эту
Василису похитить. Вздохнул горестно и полетел похищать.
Ивану та Василиса нужна была еще меньше. Вон, девок кругом бродит - не
перечесть. Но знал и Иван - не может он Василису из плена не выручить.
Достал он меч свой походный, с которым не раз уже на поганых ходил. Наточил
его Иван поострей, погладил любовно и вложил себе в ножны. Перекрестился
затем, помолился и отправился в путь неблизкий.
Долго ль он шел, недолго ль, а попал Иван в темный лес. Такой темный,
что и носа своего не видно. Хоть закрой глаза, хоть открой - все одно. Кусты
Ивана за рубаху хватают, колючки ладони в кровь царапают. Бредет Иван,
сквозь заросли продирается. И видит он, вдруг: огонек маячит меж ветками.
Дальше Иван идет. Вот уже и избушка стоит перед ним. На курьих ножках, как и
положено.
В затылке Иван почесал.
- Избушка, избушка, - говорит, - повернись-ка ты ко мне передом да к
лесу задом.
А избушка только скрипит в ответ.
- Али глухая?! - Вопрошает Иван грозно. - Не слышишь, когда к тебе
обращаются? Или ты думаешь, я тут с тобой шутки шутить буду?
А избушка ему отвечает:
- Ишь, раскричался! Много тут вас без дела по лесу шастает! А я
оборачивайся перед всяким. Навертелась, чай, за свои-то годы. Надо больно -
сам обойдешь.
Делать нечего. Подошел Иван с другой стороны. Видит дверца там
небольшая. Постучал - тишина, постучал другой раз - тишина снова. Толкнул
Иван дверь - а та и открылась. Вошел внутрь, там - смрадище, словно тысячу
лет не прибирал никто. Огляделся он, видит - старуха сидит на печи, ноготь
грызет, на него, на Ивана, смотрит.
- Здорово, старая! - Говорит ей Иван громко. - Али не рада?
- Рада, не рада, - старуха ему отвечает, - а ты, давай, выкладывай, для
чего пришел. Да побыстрее, а то мне спать пора уж.
- Да ты, старая, поди, все сама не хужей моего знаешь. - Иван говорит.
- Ну, знаю - так и что с этого?
- А коли знаешь, так зачем спрашиваешь?
- А так - для порядку. Чай не запрещено...
- Ладно, старая, - покивал головою Иван. - Нету тут у меня времени без
дела с тобою языком молотить. Говори - где мне искать Василису.
- А я знаю? - Баба Яга плечами пожала. - Иди себе и иди, пока не
придешь. А не придешь, так пойдешь обратно.
Покачал Иван головою.
- Нет, старая, не понимаешь ты по хорошему. Придется мне, видно,
насилие над тобой учинить.
Достал Иван меч.
- Ишь, раскомандовался! - Баба Яга аж с печи поднялася. - Не из
пужливых! Щас хлопцев своих свистну!
Тут видит Иван: откудова ни возьмись, три бугая посреди избы выросли.
Глядят на него грозно.
- Сам уберешься? - Ивана спрашивают. - Али тебя по частям вынести?
Не растерялся Иван. Три раза только мечом взмахнул, и все три головы,
словно арбузы покатились по полу. Баба Яга, как увидела то, так неживая
сразу от страха сделалась.
- Не губи! - Ивану кричит. - Все расскажу, что знаю, и что не знаю -
тож расскажу.
- Так-то оно, поди лучше будет, - опустил Иван меч.
- Ступай, - Баба Яга говорит Ивану, - следом за солнцем. Три дня и три
ночи будешь идти. Увидишь ущелье высокое; такое высокое, что сто человек
войдет, е



Назад