732c14dc

Бондаренко Борис - Пирамида



БОРИС БОНДАРЕНКО
ПИРАМИДА
* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ *
1
В восемь я уже сидел в читалке и раскладывал на столе свои бумаги и книги.
И опять все было так, как много дней подряд, все эти полтора месяца. Я засиживался до поздней ночи, обложившись ворохом бумаг и стопками книг и журналов, и пытался доказать себе, что я ошибаюсь. Сейчас мне больше всего на свете хотелось, чтобы я ошибся. Ошибку, дайте ошибку!

Лучше всего какоенибудь маленькое недоразумение, которое легко исправить на ходу и чтобы можно было идти дальше. Но на это рассчитывать уже не приходилось. Ну что ж, пусть будет крупная ошибка, я не против.

Я – за. Пусть будут потеряны месяцы, год, наконец, но должно же остаться хоть чтонибудь! Лишь бы не начинать все заново.
И я был уверен, что ошибка существует. Я не последовал совету Ольфа и не усомнился в идее. Идея верна, просто мы гдето наврали. Ведь могли же мы ошибиться.

И я, и Ольф, и Виктор. Так было всегда, но в конце концов ошибки находились. Правда, тогда было намного легче – ведь нас было трое. Сейчас я остался один.

И ситуация изменилась. Раньше мы как огня боялись ошибок, а сейчас ошибка была просто необходима мне, иначе всему приходил конец. Если мы не ошиблись – значит, мы правы.

Просто, как дважды два… Мы – Дмитрий Кайданов, Рудольф Добрин, Виктор Афанасьев. Иногда я мысленно произносил наши фамилии и даже писал их, представляя, как выглядели бы они, напечатанные типографским шрифтом. И рядом писал другие имена – Ландау, Ли, Янг.
С одной стороны – трое студентовчетверокурсников. С другой – три лауреата Нобелевской премии. Силы были, мягко говоря, не равны.

И получилось, что если правы мы, то не правы Ландау, Ли и Янг.
Если это всерьез сказать комунибудь, нас отведут к психиатру. Или посмотрят примерно так же, как смотрели мы сами на нашего однокурсника Левку Штейнберга, когда он сообщил нам, что нашел доказательство «Великой теоремы Ферма», той самой печально знаменитой теоремы, которую тщетно пытаются доказать математики всего мира вот уже в течение трехсот лет.
Было от чего прийти в отчаяние, и мне стоило немалого труда, чтобы не поддаваться ему. Проще всего было бы ненадолго бросить работу и как следует отдохнуть. Но я просто не мог этого сделать.

Я не переставал надеяться, что всетаки придет минута, когда в нагромождении формул и уравнений я увижу эту проклятую ошибку. И я попрежнему каждый день засиживался до ночи, разбирая груды бумаг – все наши прежние расчеты, и старался не думать о том, что будет, если я все же не сумею ничего найти.

Это началось сразу после зимней сессии и вот продолжалось второй месяц. Давно уже шли занятия на факультете, но за это время я всего два или три раза появлялся в своей группе и на кафедре и неделю назад увидел свою фамилию в приказе по деканату – мне объявили выговор «за систематическое непосещение занятий и халатное отношение к учебе».

Я невольно усмехнулся, когда прочел приказ, но потом мне стало не до смеха – я подумал, что получится, если так будет продолжаться еще месяц. Представить оказалось совсем не трудно – такое уже случалось со мной, и выговор этот был не первым.
Тогда я аккуратно переписал основные выкладки, отнес Ангелу и попросил его посмотреть. Он ни о чем не стал расспрашивать и через неделю пообещал вернуть их.

Я решил, что не притронусь к этой галиматье до тех пор, пока Ангел не выскажет своего мнения, а сейчас возьмусь за хвосты. Но на следующий же день я с утра отправился в библиотеку, и все продолжалось попрежнему.
И сейчас я сидел в читальном зале и с



Назад