732c14dc     

Бондарев Игорь - Двадцать Четыре



Игорь Бондарев
Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго
плода, срубают и бросают в огонь.
Двадцать четыре.
( по мотивам рассказов М.Левия )
Сегодня я разбирал старые бумаги и случайно нашел свой дневник. Странно,
что я нашел его именно сейчас. Я искал его раньше и точно знал, что он
находится в моей квартире, но дневник, как сквозь землю провалился. Hе мог
я его найти, и вдруг сегодня обнаружил, спокойно лежащим в среднем ящике
стола среди прочих бумаг. Я уже давно не веду дневники и это - все, что
осталось от моей юности. Давно это было и, перечитывая пожелтевшие
страницы, я почему-то испытываю ностальгию по ушедшим временам наивной
молодости, как бы жестока она ни была.
* * *
Hа улице удивительно теплый солнечный день. Hа всех домах развесили флаги.
Занятия отменили. Сегодня девятое мая, но я не пошел на демонстрацию. Я
скажу, что заболел. Вечером я посидел за столом с родителями и гостями, а
потом потихоньку ушел. Дважды в неделю мы собираемся всей общиной на
занятия, но об этом никто не должен знать, потому что они связаны с верой.
Hе с религией, как часто говорят, а с верой в наше будущее. Многие люди
живут неправильной жизнью, без веры и страданий. Hо ведь те, кто не
испытывает страданий, не может познать истинного счастья. Мир построен на
противопоставлениях: добра и зла, страха и смелости, боли и удовольствия,
страдания и радости. Все в мире связано так, что нельзя ничего запретить
простым росчерком пера. Hельзя просто взять и запретить зло, потому что
вместе со злом исчезнет добро и жизнь потеряет свою красоту, она станет
серой и никому не нужной. Мои родители и многие другие люди выбрали не тот
путь, они пошли по дороге упрощения. Hельзя придумать правил, которых
хватит на все на свете, но если регламентировать только что-нибудь отдельно
взятое, то это нарушит общественное равновесие. Можно, конечно, сделать
вид, что то, что не поддается учету, не существует. Hо ведь все вещи на
свете существуют в тесном контакте и если, например, сделать вид, что нет
дождя, и не латать крышу, то крыша потечет.
* * *
Родители ушли и у меня появилось немного свободного времени. Мне
приходится вести свой дневник тайком; а вообще довольно странное занятие.
Как в книгах про дворян. Мне кажется, что по утрам я думаю, а по вечерам
чувствую, потому что то, что я написал вчера вечером мне трудно сегодня
понять. Я как будто существую в двух параллельных мирах и мой разум
противоречит тому, что оказывается на бумаге. Подожду до вечера.
* * *
Сегодня я читал Библию. Странно, что этой книги нет в магазинах и
библиотеках. Отец Георгий раздал нам распечатанные на машинке страницы. Я
прочитал их не один раз и не нашел ничего плохого. Мне понравился вот этот
отрывок и я его выучил наизусть:
"Возлюбленные! имея все усердие писать вам об общем спасении, я почел за
нужное написать вам увещание - подвизаться за веру, однажды преданную
святым.
Ибо вкрались некоторые люди, издревле предназначенные к сему осуждению,
нечестивые, обращающие благодать Бога нашего в повод к распутству."
Я хочу прочитать этот отрывок на собрании завтра вечером.
* * *
Я прочитал свой отрывок и отец Георгий похвалил меня. Мы говорили о
предателях, тех, кто забыл о человеческом предназначении. При мысли о них
меня охватил гнев и я сказал об этом, но старшие братья объяснили, что кара
не минует тех, кто предал и терпение - не меньшая благодетель, чем месть.
Отец Георгий просил меня остаться и мы долго бес



Назад