732c14dc     

Бондарев Юрий - Поздним Вечером



Юрий Бондарев
Поздним вечером
Тонко дребезжат стекла. Сквозь шум бурана слышно, как на дворе глухо
хлопает калитка. Коля, весь напрягаясь, останавливает взгляд на окне,
потом негромко говорит:
- Показалось... Я думал, мама, а это ветер. Ты, Миша, слышал, как
загремело?
- Непогода какая... - Миша, послюнив палец, не сразу перелистывает
страницу, с сосредоточенным видом наклоняется над книгой и прерывисто
вздыхает: - Прямо не дождешься.
Колина мать работает врачом в степном районе, недалеко от города
Актюбинска; каждое утро за ней приезжают сани из больницы, и дед Степан
увозит ее до восьми часов вечера. Сейчас уже десять, но ее все нет. А
буран хлещет в стели, гремит по крыше, дико взвизгивает в трубе, дергает
дверь в сенях, будто кто-то в злобе ударяет, наваливается плечом, срывает
ее и не может сорвать с петель. На улице все гудит, и порой кажется, что
комната несется по воздуху, в вихрях снега, оторванная от всего мира.
Мальчики сидят на диване и то и дело поглядывают на стенные часы. Миша
хмурится и, стараясь не сопеть, уже второй раз осторожно листает книгу про
зверей Африки. Он давно торопится домой, так как отпросился к Коле "только
на минуту", но ему и боязно, и неудобно уходить, хотя живет он рядом -
через несколько домов.
А часы на стене неустанно и сонно тикают. Изредка в них что-то
обрывается. Тогда гиря дергается, и мальчики вздрагивают. В комнате
полутемно. Возле дивана на столе горит большая керосиновая лампа: два дня
нет электричества - буран порвал провода. Радио тоже молчит. Два дня в
степи, не утихая, ревет непогода. Она царапает стены, стучит в стекла и
кидает в них непроглядным снегом, все наваливая и наваливая под окнами
сугробы.
- Буран! - говорит Миша, поднимая голову от книги. - Ишь как воет...
Страшно сейчас в степи.
Коля внимательно смотрит на Мишу, с минуту слушает, как воет буран, и
вдруг начинает беспокоиться:
- Как бы мамка не заблудилась...
- А ты знаешь, в позапрошлую зиму тракторист окоченел до смерти,
заблудился... а в прошлую отец чуть совсем не замерз, - почему-то шепотом
говорит Миша и делает такое лицо, точно сообщает по секрету о
необыкновенной тайне.
Коля уже слышал эту историю несколько раз, но ему хочется заново
послушать.
- Как же это? - удивленно спрашивает он и подвигается ближе к Мише. -
Сказки бабушкины.
Но глаза у Миши очень серьезные.
- Не сказки, а очень просто. Поехал отец в бригаду: что-то с тракторами
случилось. Темнища - жуть! Хуже, чем сейчас. Буран так и метет, так и
метет... Знаешь, как в степи? Я ездил раз в МТС, так знаю... А отец ехал,
ехал - и вдруг дороги нет, заблудился. Мы его ждали, ждали целую ночь.
Мать говорит: "Ну, пропал отец!" И вдруг слышим - лошадь пришла. Выбежали
мы, а отец весь в снегу, прямо и лица не видно! Мамка чуть не плачет, а он
говорит: "На войне не погиб, а здесь чуть..." Ноги, руки снегом оттирал -
белые все были...
Опять хлопает калитка, гремит в трубе, в сенях, позванивают стекла, и
мальчикам кажется, что кто-то огромный колотит озлобленно по стенам,
топчется в тяжелых валенках под окном, и давит на стекла, и стонет от
нетерпения.
И от этого хаоса звуков уши наполняются протяжным, тонким звоном.
- Ветер, - выдыхает Коля. - Это ветер...
Миша тихонько смеется:
- Конечно, ветер! Давай книжку смотреть! Ты садись рядом, а?..
Подумав, Коля садится вплотную к Мише, а тот сопит, с какой-то опаской
перелистывает страницы и украдкой из-за плеча оглядывается на черные окна.
Коля, тоже озираясь на темн



Назад