732c14dc     

Бораненков Николай - Тринадцатая Рота (Часть 1)



Николай Бораненков
Тринадцатая рота
Часть 1
И ПУЛЕМЕТОМ И СМЕХОМ.
Война и смех... Война и сатира... Казалось бы - вещи несовместимые.
Громоподобные раскаты канонады, фонтаны огня и праха, разрывы фугасных бомб,
горизонт, заволоченный багровым пламенем пожаров, скрежещущий грохот танковых
гусениц, истошный вой пикирующих самолетов, кровь, смешанная с землей, смерть!
Помилуйте, до смеха ли тут?!
Однако тут же рядом, так сказать, в трех вершках от смерти, бесстрашный
Теркин, словно бросая вызов всем ужасам и кошмарам войны, вызывает безудержный
хохот своими россказнями, где правда и фантазия переплетены, как лианы в
джунглях. Однако сотни зрителей (в том число и автор этих строк) помирали со
смеху, смотря польский фильм "Итальянец в Варшаве", где разворачивалась вовсе
(на первый взгляд) не смешная история итальянского солдата, оказавшегося
случайно в Варшаве, оккупированной фашистами. После серии умопомрачительно
смешных приключений итальянец попадает в центр подпольного Сопротивления и
становится партизаном. А кто не помнит бесшабашного враля и гуляку бригадира
Жерара из рассказов Конан Дойля, посвященных вовсе не смешным наполеоновским
войнам? А солдат Швейк и его легендарные "подвиги", описанные бессмертным Я.
Гашеком?
Выходит, что война и смех вроде бы совместимы. Потому что война - это
люди. А люди, одетые в шинели, не только наступают или отступают, не только
ходят в атаку, сметая на своем пути все живое, не только громят врага где
придется и как придется. Эти люди в часы и в дни, а то и в недели фронтового
затишья живут как все, как все люди! И смеются. И влюбляются. И рассказывают
анекдоты. И любят - да еще как любят! - все смешное, все утрированное, все,
что хотя бы на миг отвлекало их от неотвратимого завтрашнего дня с его
канонадой, атаками, кровью... смертями.
Впрочем, надо набраться не только мужества, показывая бытовую сторону
боевой жизни, но надо еще иметь и дарование для того, чтобы через все страхи
войны увидеть нечто такое, что заставило бы человека от души повеселиться,
посмеяться над врагом. И еще надо знать войну, созерцать ее не из окошка
мирного дома, а из окопа переднего края, из смотровой щели танка, из
прицельной прорези пулемета или автомата. Только зная достоверно, что такое
война, человек может достоверно описать и эпизоды, где прозвучит смех.
И вот перед нами книга того, кто видел войну из окопа переднего края в
течение четырех лет. Книга бывшего солдата, политработника и автора четырех
романов: "Гроза над Десной" - это о партизанах Брянщины (Н. Бораненков
уроженец Брянской области. В селе Липове он родился, учился, отсюда ушел на
фронт); "Птицы летят в Сибирь" - о замечательных парнях и девушках,
прокладывающих железный путь через ущелья и скалы Саянских гор; романтическое
повествование о русских солдатах в последние дни войны "Вербы пробуждаются
зимой"; "Белая калина", где мы знакомимся с любопытными историями из жизни
сегодняшней деревни.
И наконец, тот самый сатирический роман "Тринадцатая рота", о котором идет
речь. Двадцать семь лет работал над ним Николай Бораненков. Да еще ему
понадобилось, как сказано, четыре года переднего края, чтобы, придя домой,
положить перед собой чистый лист бумаги и написать название романа, быть может
придуманное в промежутке между двумя атаками. Что же произошло на фронте с
героями произведения?
Тринадцатая рота мирных строителей оборонительных рубежей в первый же день
войны оказалась на западной границе в окружении. Тяжел



Назад